Гауда

Гауда – город сыра и глиняных курительных трубок. Гауда получила статус города уже в XIII в. при Флорисе V, убитом своими вассалами в 1296 г

Сыр «Гауда» характерного оранжевого цвета выпускается головками до 40 кг весом. По четвергам с утра разворачивается живописный базар, где, в противоположность алкмарскому рынку с его традиционными носильщиками, сыры развозят фирменные машины ярких цветов.

Что касается производства глиняных трубок, то в Гауде есть даже музей Де Мориан с коллекцией длинных белых трубок, которые мы привыкли видеть на полотнах голландских художников. Среди многочисленных фабрик есть одна – Гудевахен, производящая «трубки с секретом»: они белоснежные, пока новые, но темнеют со временем от курения, и на них проступает какой-нибудь рисунок, о котором покупатель и не подозревал.

В Гауде есть 2 величественных памятника: Стат-хаус – ратуша, построенная в 1447-1450 гг. в стиле пламенеющей готики с полихромией часовой башней, которая через каждые полчаса оживляется двигающимися фигурами, символизирующими жалованные городу права, и Синт Янскерк, или церковь Св. Иоанна, возведенная в стиле поздней готики в 1485 г., но переделанная в 1552 г. после пожара в плане базилики. Свет проникает в церковь сквозь 70 великолепных готических витражей – шедевров братьев Дирка и Ваутера Крабетх. Витражи были выполнены в два этапа: когда церковь была католической и после Реформации; самые древние 12 витражей относятся к 1555-1573 гг. На 25-м окне изображен Вильгельм Молчаливый, освободивший город Лейден. Он подарил городу витраж для 22-го окна, а его извечный могущественный соперник Филипп II Испанский, не желая отстать, заказал 2 других витража, где он представлен со своей супругой Марией Тюдор в сцене «Тайной вечери».

Спросите любого голландца, что ему известно о Гауде. Он, не задумываясь, расскажет вам, что Гауда бывает трех видов: старая, средняя и молодая. Старый центр, молодые новостройки, а средняя — это как? Голландец посмотрит на вас изумленно, почешет белобрысый затылок. Ну, средняя – это  48-процентной жирности,  выдержанная в течение года. Разумеется, из цельного коровьего молока. А еще бывает с тмином, с низким содержанием жира (каких-то жалких 20%) и бейби-гауда — подарочная сырная головка для туристов. Короче говоря, в голландском национальном сознании гастрономия начисто вытеснила географию. Местные жители ищут Гауду не на карте, а в холодильнике. Между тем в начале был город…

Вернее, в начале была река Гауда (Gouwe), и на ее берегах зеленели луга, на которых паслись тучные стада. Коровы давали отменное молоко, и из него получался жирный, полутвердый, темно-желтый сыр. Древняя гауда (сыр, а не город) упоминается даже у Цезаря в «Записках о Галльской войне». Вроде, сыр римскому императору понравился. К средним векам рецептов гауды развелось великое множество, так как обитатели каждого поселения в районе впадения речки Гауды в реку Эйсель владели собственным сырным ноу-хау.  Продавать свои чудесные сыры окрестные крестьяне везли на рынок в селенье, которое и превратилось в 1272 году, по указу правителя Нижних земель графа Флориса V, в город Гауду.

Рынок существует до сих пор. Вернее, рыночная площадь — Маркт, на которой по четвергам с десяти до полудня можно купить самую свежую и отборную гауду. Сырные лотки выстраиваются вокруг здания ратуши, а некоторые продавцы, видимо, из экономии, расстилают клеенку прямо на мощеной мостовой и выкладывают на нее золотые сырные колеса. Весят эти колеса обычно от 5 до 10 килограммов, но бывают и 12-килограммовые гиганты, особенно «крестьянской» породы (Goudse Boerenkaas). В базарные дни взвешивание сыров происходит в Весовой палате. В старину такое учреждение имелось в каждом торговом городе и называлось Waag. Гаудский Вааг — один из самых красивых в стране – построен в середине семнадцатого века знаменитым Питером Постом (среди его проектов — королевский дворец в Гааге). Элегантное поздне-ренессансное здание выходит фасадом на северо-восточный предел рыночной площади. Над входом белеет изумительной работы барельеф. С виду это здание напоминает, скорее, театр, а не рынок.

В сущности, это и есть театр. Переступив порог Весовой палаты, вы попадаете в Голландский золотой век. Как будто еще бороздят дальние моря корабли под флагами Ост-Индской компании, еще колотит страну тюльпанная лихорадка, еще пишет «Ночной дозор» Рембрандт… А здесь, под сводами Ваага, бизнес идет своим чередом. Вот белокурая кровь-с-молоком крестьянка в голубой блузе, красной юбке с синим передником и в белоснежном накрахмаленном чепце водружает на массивную весовую плиту сырные круги. Плита опускается, лязгает цепь, стучат по каменному полу деревянные кломпы. Тут же, правда, для увеселения туристов показывают фильм о технологии сырного производства. Это слегка портит впечатление — телеэкран и вспышки фотоаппаратов возвращают вас из золотого века в двадцать первый.

Чтобы от Весовой палаты попасть ко входу в ратушу, нужно пересечь рыночную площадь. В базарный день – это целое дело. Пробираясь сквозь торговые ряды и шарахаясь от проезжающих велосипедистов, вы все время будете озираться на вопли торговцев: «Дамы и господа! Специальное предложение — лучшие помидоры по 50 центов за полкило!», «Свежий хлеб!», «Розы — 5 евро за дюжину!». Торговцы сыром, между прочим, не пытаются привлечь покупателей криком — им некогда. У лавок и так выстраиваются очереди. Местные гурманы годами покупают свой недельный сырный запас у знакомых лавочников. Добравшись наконец до ратуши, полюбуйтесь на ее дивный позднеготический фасад и дождитесь, когда пробьют часы. Ждать придется недолго — каждые полчаса корильон на восточной стене ратуши отзванивает бравурную мелодию, а из маленького окошка под часами выплывает сам Граф Флорис V. Раскрашенная деревянная фигурка смешно кивает почтительно застывшим статуэткам горожан и медленно ретируется за воротца.

В ожидании старинного аттракциона понаблюдайте за современностью: прямо под часами у ратуши расположился ларек голландского фастфуда. Собственно, отыскать этот неприметный мобильный киоск, торгующий жареной картошкой (fritjes) с майонезом и жареной рыбой, можно по запаху. Пронзительный перегар фритюра, в котором готовят эту национальную снедь, витает над рыночной площадью, заглушая нежные цветочные благоуханья и кисло-молочные сырные ароматы. Подают картошку в бумажных кульках, а поедают прямо на ходу или у высоких столиков — тут же у ратуши. Здесь же можно попробовать традиционное гаудское лакомство — вафли с патокой (stroopwafels). Тонкие, круглые, в мелкую клеточку вафельные печенья на вкус приторно сладкие и по калорийности могут заменить завтрак или обед. Пик их потребления приходится на рождественский сезон — они одинаково хороши и с глинтвейном, и с шокомелем (горячим какао). С конца ноября обычные торговые лотки на гаудской рыночной площади уступают место праздничным киоскам. Вообще-то, в отличие от соседей, немцев и бельгийцев, голландцы не устраивают у себя больших рождественских базаров. Гауда — приятное исключение.

Кульминация предновогодних торжеств в Гауде  наступает во второй вторник декабря. По городской традиции  в этот день на рыночной площади устанавливают огромную елку.  Последние полвека дерево привозят из Норвегии. Елку наряжают и подсвечивают свечками собственного производства. Одно время гаудские свечи были почти так же знамениты, как местный сыр, — Гауда снабжала свечами всю страну. Сегодня же старинный свечной ритуал — забава для дизайнеров, детей и туристов — собирает толпы энтузиастов.  Поглазеть на эту церемонию приезжают даже из столичного Амстердама. С наступлением темноты в центре города не зажигается ни один уличный фонарь и ни одна электрическая лампочка. Вместо этого — в каждом окошке, на каждом тротуаре, каждой ступеньке, каждой ладошке — зажигаются свечи. На освещение одной только ратуши уходит две с половиной тысячи свечей. В прошлом году за организацию «свечного вечера» (Kaarsjeavond) взялись французские дизайнеры. В результате на рыночной площади разыгралась полихромная свечная феерия с настенными проекциями сказочных сюжетов. При помощи свечей, ультрасовременной осветительной аппаратуры и таланта французам удалось превратить благородную гаудскую ратушу в волшебный замок. Горожане были в восторге и попросили французов повторить свои штучки этой зимой.

От былого свечного великолепия в центре города осталось лишь несколько лавочек, которые до сих пор торгуют восковыми свечами. Самая симпатичная из них — «Погребок» («t’Keldertje») — прячется в уютном переулке, огибающем главный храм Гауды – собор Св.Яна. Шпили собора видны с рыночной площади, а попасть к Святому Яну можно свернув с рынка в узенький проулок на восточной стороне площади. После шума и суеты торговых рядов крошечная улочка, притулившаяся к церковной громаде, поражает тишиной. Булыжник мостовой усыпан белоснежными конфетти — значит, утром здесь было венчание. Собор Св.Яна, перестроенный в XV — XVI веках, считается самой большой церковью в Нидерландах. Кроме грандиозных размеров у него имеется уникальная орнаментальная достопримечательность — цветные витражи (Goudse glazen) c библейскими и историческими сюжетами мозаик, старейшие из которых были изготовлены в середине XVI века. Окна подвальной свечной лавки выходят на улочку под названием «Позади церкви» (Achter de Kerk). Если бы не стоящая у входа рекламная дощечка, приглашающая туристов купить знаменитые гаудские свечи, можно было бы подумать, что это просто церковный свечной склад.

Спуститься в «Погребок» стоит не только для того, чтобы накупить восковых подарков. Дом, в котором тридцать лет торгует свечами Пим ван Геловен, был построен в 1506 году. Самый ходовой товар в магазине ван Геловена — готические церковные свечи, белые или цветные. У прилавка стоит небольшой бочонок с воском, куда, крутанув ручку, ван Геловен опускает круг с подвешенными к нему восьмью свечками-образцами. Каждое обмакивание свечи в бочонок прибавляет ей миллиметр в диаметре. Чтобы изготовить свечу, толщиной в 8 см, надо 80 раз искупать ее в воске. Владелец магазина утверждает, что на свечных фабриках до сих пор пользуются похожими технологиями. Страшно подумать, сколько раз купалась в восковой ванне здоровенная свеча, красующаяся на зеркальной полке у входа. Метр двадцать длиной, гореть может 550 часов (больше трех недель!). Весит это чудо 8 килограммов. В основном, конечно, такие свечи делают по специальным заказам для церквей и праздничных церемоний.  Туристов же больше радуют милые толстенькие свечки с картинками Гауды или разноцветные восковые фигурки.

Чуть дальше по правой стороне переулка «Позади церкви» расположилась городская больница XIV века, а ныне муниципальный музей под названием «Приют Катарины» (Catharina Gasthuis). Это довольно забавная художественно-краеведческая галерея, где полотна самого знаменитого малого голландца Яна Стеена и любимого ученика Рембрандта, Фердинанда Бола, соседствуют с коллекциями хирургических инструментов XVIII века и любовно воссозданными интерьерами старинных палат для душевнобольных. Здесь же, в «Приюте Катарины», работает чудное кафе, где можно съесть бутерброд с гаудой и выпить неплохой кофе. А вот плотно пообедать по-голландски лучше всего в «коричневом кафе» (голландский вариант паба) Vidocq в двух минутах ходьбы от городского музея, напротив церкви Св. Яна. Пусть вас не смущает французское название этого совершенно голландского заведения со скрипучей лестницей на второй этаж, коричнево-закопченными интерьерами,  грубыми деревянными столами и хорошим голландским поваром. В «Vidocq» можно съесть отменный бифштекс или морской язык под грилем, а тарелка горячего густого горохового супа согреет и взбодрит даже очень усталого и голодного путешественника. Пить нужно, конечно, пиво — светлое или темное, по вкусу. Спросите бармена, он поможет сделать выбор. К тому же у барной стойки «Vidocq» непременно окажется парочка словоохотливых типов, похожих на живописных героев малых голландцев.  Покуривая трубочку и потягивая светлое пиво, они расскажут вам о старой доброй Гауде и посоветуют заглянуть в табачный музей-магазин «De Moriaan», некогда принадлежавший богатому торговцу трубками и табаком.  Впрочем, если сил на еще один музей у вас не осталось, гаудские курительные трубки, табак, сигары и другие колониальные товары можно купить в табачном магазинчике на рыночной площади. Все эти радости обернут в подарочную упаковку и вежливо объяснят начинающим любителям трубок, как наслаждаться роскошным подарком.

Мария БЕЙКЕР, Гауда